Восьмой Слайд



Вы верите в параллельные миры? Нет? Ну, физика тоже считает параллельные миры математической абстракцией, однако история, которую я Вам сейчас поведаю, способна эта опровергнуть. По крайней мере, меня она переубедила, даже если учесть, что до меня она дошла через сотни уст…


В этой комнате уже давно никто не убирался. Было такое впечатление, что здесь вчера была жуткая пьянка. Но дело в том, что это была комната настоящего гения. Он сам пока не подразумевал об этом, но Квин Мэллори очень любил физику и поэтому постоянно работал в подвале в своей самодельной лаборатории. Именно из-за этого (а точнее из-за не хватки времени, которая была следствием работы допоздна) в комнате царил хаос: везде валялась одежда, книги, фигурки динозавров лежали на телевизоре, старая (уже даже слегка запылившаяся) доска для серфинга стояла у стены. Посредине этого хаоса, недалеко от двери, на кровати спал сам Квин, зажав в руках книгу о квантовой физике.

Ровно в 7:00 включилось радио, стоявшее на маленькой тумбочки рядом с кроватью и голос из него произнёс:

- Доброе утро северная Калифорния! С вами Дэйв Райли! Почему это вы всё ещё валяетесь в постели? А? Ну-ка ответьте мне! Я могу ещё понять жителей Сан-Франциско, не поймите меня превратно, но вы, жителе северного побережья, жители глубинки! У вас же есть работа!

Квин моментально сел на постели, разбуженный Дейвом Райли. Он хотел потереть глаза, но его пальцы наткнулись на очки. Он снял их и и очередная попытка протереть глаза увенчалась успехом.

- Давайте! Давайте двигаться! Давайте резвиться! Сегодня для вас специально шоу с Тэймс Райдером. Сегодня всё утро наш первый ежегодный конкурс «Мисс Обнажённая»! Я не шучу: целое утро сюда стекаются очень сердитые девушки в одних ливчиках!

Квин улыбнулся. Затем сбежал по лестнице в низ, на кухню, даже не пытаясь найти какую-нибудь одежду: он спал в ней. На кухне готовила завтра его мама: очень миловидная женщина лет сорока на вид.

- Привет, мам. – сказал Квин, открывая шкафчик и доставая из него еду для кота.

- Доброе утро, Квин.

- А я летал, видел столько всего интересного…

- Ешь, – перебила миссис Мэллори, стая на стол завтрак. – Ты точно такой же, как и твой отец. Работал по ночам до изнеможения. И чем это всё закончилось? Собственными руками загнал себя в гроб.

Квин резко встал, отрываясь от поглаживания кота:

- Мама, его же сбила машина!

- Да, но когда он шёл на работу, - парировала хозяйка очага. – Я так считаю. Он всегда слишком много думал.

- Это лучше, чем мало думать. – ответил Квин, выбрасывая пустую консервную банку в помойку. Миссис Мэллори повернулась в его сторону и сказала, прищурившись:

- Ты что в той же рубашке, что и вчера?

- Эм… Но я принял душ, - сказал Квин, демонстративно нюхая свою подмышку.

- Молодой человек, на сушилке целая куча белья, идите и выберите себе что-то подходящее, - сказала миссис Мэллори, закручивая полотенце так, как будто хотела сейчас отшлёпать своего сына.

- Тебе давно надо было устроить стирку. Это барахло целую неделю валялось у меня на полу. А когда ты уберёшь мою комнату, - говорил Квин, улыбаясь и медленно отступая к двери в подвал.

- И не дождёшься приятель! – прикрикнула мама Квина, всё-таки попытавшись шлёпнуть его скрученным полотенцем. – Даю тебе два месяца, иначе сдам потом твой подвал какому-нибудь жильцу!

- У меня там лаборатория, - урезонил её Квин, спуская по лестнице в подвал.

- Именно поэтому я тебя ещё и не выгнала! Понадобятся годы, чтобы вывезти оттуда весь твой хлам! – прокричала миссис Мэллори ему вдогонку.


Подвал был заставлен всяческим оборудованием, которое поглощало тонны электроэнергии/ Уже не раз миссис Мэллори ругалась с Квином из-за выбитых пробок и перепадов в напряжении. Подвал был большой, но он был полностью заставлен: свободного места почти не было.

В «лаборатории» стоял телевизор с видеомагнитофоном и креслом напротив. Рядом с креслом стоял небольшой столик, на котором лежали видеокассеты. Квин взял одну из них, вставил в видеомагнитофон и сел в кресло, включая телевизор. Буквально через несколько секунд он увидел на экране себя: парня двадцати лет с довольно пышной копной волос, правильными чертами лица. Возможно, даже слишком правильными.

- Итак… 13 сентября. Моя первая попытка создать первый анти-гравитационный аппарат привела к совершенно неожиданным результатам, - говорил с телеэкрана Квин, потрясая перед камерой большим прибором непонятного назначения. – Анти-гравитационный… Но получилось что-то абсолютно другое! Но что? – Квин на экране нажал на одну из кнопок прибора и перед ним, на расстоянии приблизительно в метр, начала открываться воронка: синеватая окружность. Она была полупрозрачной, заливала окружающее её пространство спокойным голубовато-серым светом. Воронка была приблизительно с человека среднего роста.

Квин, сидевший в кресле, отмотал немного вперёд:

- Сентябрь 21. После долгих размышлений я пришёл к выводу, что центр окружности вполне может быть неким тоннелем или воротами в другой мир.

- Квин! У тебя разве нет сегодня занятий? – раздался сверху голос миссис Мэллори.

«Ладно… Потом досмотрю и решу, что мне дальше делать. А сейчас в институт».


Миссис Мэллори стояла возле холодильника, к которому была приклеена фотография. На этой фотографии были изображены она, Квин и её погибший муж Майк. Она провела пальцами по фотографии, чувствуя, как её охватывают воспоминания, а за ними и чувство одиночества:

- Знаешь, Майк. Мне иногда так страшно за нашего мальчика. Он слишком умный, чтобы быть счастливым.

- С кем это ты болтаешь, ма? – спросил входящий в кухню Квин.

- Немножко посекретничала с твоим отцом.

- В таком случае привет ему от меня, - сказал с улыбкой Квин, одевая куртку. Он привык к этому. И прекрасно понимал как тяжело сейчас его матери. Он взял со стола сандвич, сказал: - Пока, мама, - чмокнул её в лоб, заставив её смущёно, но с удовольствием рассмеяться, и побежал на улицу, где его ждала его машина. Не в том смысле, что его ждал личный шофёр. Его ждал его собственный старенький BMW.

[Stories]