Запах Миндаля



- Расступитесь! Не видите, здесь идёт расследование! – молодой сержант отталкивал прохожих, пытающихся зайти за жёлтую ленту.

- Простите сержант! Нью-Йорк Таймс! Что случилось? Вы знаете, кто совершил убийство?

- Никаких комментариев! Уйдите отсюда или хотя бы выключите камеру, если не хотите её лишится, - сказал сержант, демонстративно положив руку на кобуру кольта.

«Надеюсь, Каин скоро приедет: он умеет разговаривать с толпой».

Детектив приехал меньше чем через час. Он стоял внутри огороженной зоны и курил дорогую сигару. Сегодня почему-то тянуло на воспоминания.

«Хм… Каин…»

В 20 лет молодой Эдвард Джорджин пошёл работать в полицию, надеясь помогать людям, вершить правосудие. К 25 получил «капитана». После 30 ушёл в частный бизнес, став детективом. Не просто так, надо сказать: служба в полиции оказалась очень опасной.

«Смертельно опасной. Как и я, в принципе».

Несмотря на свою вспыльчивость, импульсивность Эдвард «Каин» Джорджин любил, всё-таки, спокойную, даже монотонную жизнь и редко ввязывался во что-то очень серьёзное вроде перестрелок, облав и прочего… Однако в 29 лет он всё-таки ввязался в охоту за серийным убийцей, что стоила ему руки.

Эдди дотронулся до культи: локоть заканчивался пустотой.

«Хоть я и калека, я всё равно Каин».

Прозвище он получил уже работая, как частник. Эдди продолжал сотрудничать с полицией, иногда помогая им, иногда получая помощь от них. В том числе, иногда, он вёл допросы. И вот на одном допросе, в Эдварда словно дьявол вселился: он чуть ли не до смерти избил допрашиваемого, которого потом пришлось срочно вести в реанимацию. И это калека! Однорукий!

Его смогли отмазать от тюрьмы, а сотрудники полиции стали называть его Каином. Да он и не был против. Наоборот, он считал его оправданным. Разве кто-нибудь ожидал, что Каин убьёт своего брата Авеля? Вот и тут никогда нельзя было предсказать, вспылит Эдди или нет…

Тем не менее, он раскалывал всех…

Эдди смотрел на место преступления, анализируя всё вокруг него. В воздухе витал слабый запах миндаля. Всё место выглядело как-то гротескно: окровавленный труп со свёрнутой шеей и этот сладкий запах миндаля.

Этот запах напоминал ему детство.

Отец привёл его на кондитерскую фабрику, на которой работал. Все отделы фабрики понравились мальчугану. Но один так и врезался в память. Миндальное печенье! Отец силком тащил его вон из этого отдела: мальчик Эдди обнюхивал всё миндальное печенье, до которого мог дотянуться, наслаждаясь его запахом. Со стороны казалось, что он сошёл с ума... А вечером отец избил его за то, что он выставил его в плохом свете...

- Да…

- Вы что-то сказали, детектив? – спросил стоявший рядом офицер, записывающий что-то в карманный блокнот.

- Да, нет… Нет, ничего…

- Есть какие-нибудь догадки?

- Нет, пока нет, - потом, после некоторого раздумья, добавил, - Офицер, можно ли очистить место преступления от людей?

- От посторонних? Так здесь сейчас только полицейские из нашего участка, - ответил офицер, не поняв вопроса.

- Нет. Я имел в виду вообще от всех людей. В том числе и от полицейских.

- Эмм… Я не уверен… - замялся офицер.

- Скажите сержанту Бродигану, что это я просил. Ведь это он сейчас ведёт расследование?

- Да, так точно…

- Я думаю, он разрешит. Мы с ним были знакомы, помогали друг другу…

- Хорошо, я скажу ему, но ничего не обещаю, - сказал офицер уходя.

Эдвард смотрел на труп, вдыхал слабый запах миндаля. Девять часов назад этот запах был значительно сильнее…

«Зачем он мне мешал?»

Каин шёл из бара, слегка навеселе. Он зашёл в тупичок, чтобы отлить. Когда он уже застёгивал брюки, он услышал голос за спиной:

- Эй, ниггер! Закурить не найдётся?

Каин обернулся и увидел парня лет 20. Он был худ, имел бледноватую кожу, зрачки расширены – под кайфом, стопудово, - а самое главное у него в руке был пистолет. Магнум.

- Опусти пушку, сынок, - прохрипел Каин и откашлялся, чтобы прочистить горло.

- Размечтался, ниггер! Давай бумажник, черножоп!

Каин смотрел на ствол пистолета, в бездну его дула. Потом он опустил глаза, посмотрел себе под ноги.

- Что это ты там узрел? Как твою шлюху имею в луже?

Хруст.

Дикий крик.

Магнум лежит на земле.

Каин стоит за спиной у парня, обхватив его шею единственной рукой.

Парень баюкает свою сломанную в локте руку, не обращая внимания на душащее жжение в горле, которое сдавливал чернокожий детектив.

Каин всё сильнее сжимал горло наркомана, но, к сожалению, не мог никак его задушить: слишком много выпил до этого, и теперь ему не хватало сил. Поэтому он просто свернул ему шею, благо для этого достаточно и одной руки.

Он отпустил парня, который тут же упал на землю. Каин начал было уходить, но что-то разбудило в нём невиданный гнев, как сказали бы его бывшие сослуживцы, в него вселился дьявол. Он развернулся и начал пинать упавшее тело. Вскоре он услышал странное хлюпанье и остановился. Каин взял Магнум и приставил его вплотную к животу наркомана.

И грянул гром!

Если в Каина действительно вселялся дьявол, то сейчас он его покинул. Он встал с колен и отбросил Магнум, поплёлся домой. Проспал он всего пару часов: его разбудил телефонный звонок. Голос в трубке сообщал об убийстве. Когда Эдди приехал на место, он увидел того парня и сразу всё вспомнил.

Он искал глазами Магнум, но нигде его не видел. Попросил увести всех людей и ходил по месту преступления, заглядывая во все тёмные уголки. Магнума нигде не было.

Сейчас Эдди стоял и смотрел в пустоту. Он опустил глаза на свою руку, чёрную как горький шоколад, сжатую в кулак. По ней текла тоненькая струйка крови.

И даже она пахла миндалём.

«Даже духи у меня пахнут миндалём!»

Через несколько часов Эдвард «Каин» Джорджин был арестован.

[Stories]