Преравнный Суицид



Он сидел на диване, обхватив голову руками и методично качаясь взад-вперёд. Ужасные мысли бродили в его голове.

«Всё просто ужасно! Я больше не могу! Когда всё это кончится? Пожалуйста, Боже, испепели меня лучше прямо сейчас! Прошу… Нет, молю тебя! Я хочу смерти, а не такой жизни!»

Перед его глазами мелькали картины из недавнего прошлого… Сколько времени прошло? Месяц? Два? Пол года? Год? Да какая разница!

«Меня бросила девушка…»

- Извини, но я полюбила другого… Ты больше мне не нужен.. Ты мне нравился раньше, но сейчас… Мне нужно было что-то новое… Какие-то новые ощущения и твой друг, Антон, смог мне дать всё это..

- Антон? Этот кабель? Как ты могла его выбрать? – говорил он, едва сдерживая слёзы разочарования, чувствуя, как что-то невидимое вдалбливает его в землю.

- Да. Он давно хотел тебе сказать… ну, поговорить с тобой как мужчина с мужчиной… Но что-то как-то не решался… Да, какая разница-то? Он или кто-то ещё?

«Потерял лучшего друга…»

- Как ты мог? Как ты мог увести у меня девушку, которую я люблю?

- Да, ладно тебе… - говорит Антон, вытирая кровь у себя с подбородка. – Она мне сказала, что ты слаб в постели… Да и не только в постели. Хотя дрался ты всегда хорошо, это у тебя не отнять…

«Здоровье…»

- К сожалению, анализы неутешительны…

- Какие? Не медлите, доктор!

- Не стану загружать Вас всякими научными терминами… У вас теперь не сможет быть близких отношений с женщиной… Скорее всего всё это из-за того, что вы часто работали на морозе…

«Да… Работа… Работа – это всё, что у меня пока осталось… Но… Какая радость мне от этой работы, когда даже родителей рядом нет, с которыми я мог бы поговорить… Просто поговорить…»

Для него всё кончено… Остался только один выход… Он встаёт с дивана и пошатываясь идёт к тумбочке из натурального дуба… Единственная вещь, оставшаяся ему после родителей… Он открывает её и дрожащими руками достаёт из неё пистолет…

Потом он возвращается на диван. Смотрит на пистолет, ощущая холодную тяжесть металла. Открывает рот, будто хочет что-то сказать. Засовывает ствол в рот, достаёт его сразу почувствовав холод языком. Он проверяет заряжен ли пистолет, орудие, которое закончит его мучения.

- Ни что не сможет Вам помочь… По крайней мере, на данный момент наука не сможет помочь… Потом может быть и найдётся способ… Соболезную.

- Ваш отец умер. Мы пытались спасти его… Но это был четвёртый инфаркт… Соболезную…

«Соболезнуете… Все вы так говорите… Но я знаю, что вы все на самом деле думаете… Вам лишь бы втоптать человека в землю, опустить его по полной, вылить на него тонны дерьма! Это всё чего вы хотите!»

Он снова открывает рот и засовывает туда пистолет.

«Всё. С меня хватит!»

Он нащупывает спусковой крючок, собирается нажать на него, но тут раздаётся звонок.

- Проклятье! – кричит он, вскакивая с дивана.

- Что?!- кричит он в трубку. В ответ ему начинает литься речь на не понятном языке: видимо японский, а может китайский.

- Пошли к чёрту! – кричит он и бросает трубку. Подходит к дивану и одним ударом ноги, вложив в него всю свою злость, всё своё отчаяние, переворачивает его. Снова подносит пистолет ко рту, потом передумывает и прижимает дуло к левому уху. Его рука слегка подрагивает. Но теперь его уже ничто не остановит…

Звонок в дверь.

Он вышибает дверь ногой и выстреливает в ошарашенного почтальона. Хватается руками за голову и бежит вниз, на улицу под дождь, моля Бога, чтобы всё это был лишь страшный сон… Чтобы, когда он очнётся, всё было так как и раньше…

[Stories]